Gold Rush

Объявление

Я нисколько не удивлялась тому, что сейчас происходило. Девон привела меня сюда, Девон тащит меня на танцпол. Она всегда была девочкой-ураганом. Ну а я? Я просто была. читать...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gold Rush » Воспоминания » she's got a little black dress [past]


she's got a little black dress [past]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[h5]She's got a little black dress[/h5]
https://media.giphy.com/media/Srrc2bSOyREha/giphy.gif http://s8.uploads.ru/t/J3MQn.gif

18+

[h6]Время и место[/h6] январь 2016 года
[h6]Участники[/h6] Джина и Дэниел Гранд

Пять лет пролетели быстро. У них общий дом, но разные комнаты, у них одна фамилия, но разные жизни, у них разные мысли, но одинаковые желания.

+1

2

Нам сложно смириться с обстоятельствами нашей жизни, когда они как гром среди ясного неба, врываются. Впрочем, пожалуй не один человек осознанно не ждет, что должно произойти что-то плохое. А если и уверен в этом, то будет до последнего надеяться, что все обойдется. К сожалению так уж устроены люди.
Джин уже пару недель находилась дома, после выписки из больницы, где уже не было смысла держать девушку. Как сказал Трейнор - тебе нужны положительные эмоции, а здесь ты их навряд ли получишь. Она вообще навряд ли их где-то получит, если уж на то пошло. По крайней мере не в ближайшее время точно. Сейчас у нее был тот самый период, когда света белого не хочется видеть. Нога постоянно ныла, а все эти кретины, что звонили почти каждые минут пятнадцать и говорили как им жаль, ее не то, чтобы достали, она уже швыряла свой телефон в твердые поверхности. Всем плевать на нее! И жалость пусть себе оставят! Именно эти слова она кричала почти после каждого звонка. Ее нервы оголены, словно провода и кажется что чуть коснись ее, как девушка вспыхнет и больно ударит зарядом. В целом примерно так и происходило. Они все чаще стали ругаться с Кроули. Он старался ее утешить, сказать о том, что жизнь не заканчивается, но она словно не слышала его и повторяла одно и тоже, что ей не нужна жалость и она вернется на лед, кто бы что не говорил. Парень наотрез отказывался слушать эти ее бредни, прекрасно понимая с чем столкнулось ее тело. Эти частые конфликты стали заметно отдалять друг от друга, некогда близких людей. Было видно, что он устал от постоянного негатива исходящего от Гранд. К слову, кто такой Трейнор Кроули? Это парень, с которым брюнетка познакомилась месяцев восемь назад, совершенно случайно. Она и подумать не могла, что может выйти какой-то роман, у них была сама обыкновенная дружба, но как и говорят - дружбы между мужчиной и женщиной нет. Вот и у них все перешло грань, но ни на секунду девушка об этом не жалела. С мужем у нее давно нет отношений и их брак чистая формальность, потому она не чувствовала каких-то угрызений, что вновь влюбилась. Проблема была только одна, Кроули не знал, что девушка замужем.
Изрядно выпив в небольшом ночном клубе, который находился в минутах двадцати от дома, она уже успела рассказать о своей жизни бармену и мужчине, который сидел рядом и с интересом выслушивал ее запинающийся язык. Ну мы то с вами понимаем, что именно ему было интересно. Дождаться пока она совсем дойдет до кондиции и увезти с собой. Конечно Джина ходила по острию ножа, но порезаться пока не собиралась вроде бы и потому когда был выпит еще один стакан вина она попросила бармена продать ей бутылку и вызвать такси.
По дороге, она смотрела в окно и то и дело совершала небольшие глотки из горла бутылки. Сколько уже пьет, а так и не привыкнет ко вкусу. Один дом сменялся на другой, пока машина наконец не остановилась и водитель не сообщил о том, что они приехали. Расплатившись она кое как вышла на улицу и вдохнув полной грудью чистый воздух, направилась к дверям дома.
- О, муж. Девушка скинула с себя балетки и швырнула их с огромной ненавистью в угол коридора. До того, как она стала никем, особа любила одевать обувь на каблуке и признаться честно, в туфлях чувствовала себя намного комфортнее. Но после травмы ей было запрещено надевать все, что поднимает ее выше, более чем на сантиметр и чрезмерно нагружает ногу. Вообще-то ей все еще говорили побольше лежать, но даже домашние стены ее сжирали.
-Муж, объелся груш. Она засмеялась, словно эта шуточка возглавляла хит парад "самых уникальных". И поменяла курс направления. Если зайдя в дом собиралась подняться к себе в спальню, то сейчас решила задержаться в гостиной, где находился ее так называемый муж, а в реальном же мире просто сожитель.
-Выпьешь со мной? Она приподняла полупустую бутылку вина и тут же сделала из нее огромный глоток, как следует поморщившись после этого. Последнее время Джина много впивает. Ей кажется, что таким способом можно хоть ненадолго заглушить свою боль. Но раньше она могла себе позволить выпить лишь на какой-то значимый праздник и то, совсем немного. Спортивный режим держал ее в узде всю жизнь и откровенно говоря ей это даже нравилось. В то время, когда все ее одноклассники во всю пробовали разбавленный водкой пунш, она таскалась с бутылкой воды, чтобы ей ничего не подливали. Это осознанный выбор, который принимаешь когда идешь к своей цель. Сейчас же ей нахрен не сдался этот спортивный режим, ведь она теперь кто? А никто. Просто звездочка, которая упала и погасла.

+1

3

Бывает ли такое, что вы чувствуете боль, которую чувствует другой человек? Если да, то никому никогда об этом не рассказывайте - сочтут сумасшедшим. Вот и он молчал. Он давно не думал, что он ее любит, наоборот, он ловко убедил себя в том, что любви нет. Ему удобно было считать, что она его предала, что он обманутый, но он даже не подумал над тем, что он, возможно, тогда сделал что-то не так, что она перестала ему доверять. Однако, чем больше ты шлифуешь одну идею, тем больше она кажется тебе идеальной. Он смотрел на ее выступления по телевизору, потому что не мог позволить себе пойти на трибуну. Не из-за финансов, здесь проблем не было, но из-за гордости. Ему трудно было признаться, что он не моргает, когда она делает аксель, выдыхает, когда она приземляется ровно на лед. Не приземлилась. Его всегда перетряхивает от того, как она падает, но всегда поднималась, а здесь ее лежание затянулось, и он подался вперед. Дикторы объявили о конце ее выступления. Дэниел не знал даже куда звонить, потому что за такой длительный период времени у нее сменились друзья, у нее мог смениться и номер телефона тренера, и вообще все изменилось. И он только сейчас, сидя на диване в полной растерянности, слушая заунывную речь комментатора о том, какая Джина Гранд была молодец, Дэниел осознал, как далека она от него. Ему ничего не оставалось, кроме как ждать, пока ее отвезут в какую-то клинику. Через час он стал обзванивать больницы города и попал на третий раз. Надо отдать должное скорой помощи - они привезли ее в хорошую клинику, куда он и поехал.
Его без проблем пропустили в палату к Джин, но он как-то даже нерешительно вошел, не зная совершенно, что ему говорить, но не пришлось - она спала под успокоительным. Нет, он часто видел ее спящей, но давно просто так не сидел и не смотрел. Ему было жаль ее. Врач стоял рядом и рассказывал о том, что травма очень серьезная - возможна инвалидность, а этого Дэниел не хотел. Ему было жаль, что она снова осталась без мечты. Он же ничего не мог ей дать, кроме...кроме денег, потому что никакой моральной поддержки она от него не ждала. Он не хотел вытирать ей слезы, он не хотел ругаться с ней по поводу того, что жизнь на этом не кончается, потому что он прекрасно знал, что для нее спорт - это все. Она слишком многим пожертвовала ради этого, и любое успокоительное слово могло стать фатальным. Поэтому Дэниел не собирался становиться ее таблеткой от неудач.
Он вывел врача в коридор, и они договорились о том, что врач делает все, чтобы она встала на ноги, а Дэниел все оплатит. И он попросил, чтобы врач попусту не беспокоил Джину всякими деталями. Все счета будут приходить Дэниелу на работу.
Прошло достаточно времени, чтобы она встала на ноги. Он был рад за нее, рад, что она не стала инвалидом, хотя он вряд ли оставил бы ее, но никакого потепления в их отношениях он не увидел, потому что у Джины была другая жизнь, другой мужчина, и он даже не стал этому противиться. Было ли ему больно? Неприятно, но он не страдал особо, потому что прекрасно понимал и оправдывал ее. Ему только не нравилось то, как этот мужчина на нее влиял. Так и хотелось вдарить ему по морде, что он ничего не предпринимает. Честно говоря, Дэниел вот сейчас, наверное, отпустил бы ее, чтобы она ушла к нему, если бы она попросила, но она молчит, а значит и он молчит. Странные они.
Он стал задерживаться на работе, даже не ночевал, порой, дома, зная, что и она в этот момент может быть с ним.
Дэниел лишь покосился взглядом, когда она ввалилась в дом - пьяная,веселая. Балетки разлетелись в разные стороны, а она молола какую-то чушь. Не нравилось ему, когда она пила. А все от безысходности, и хотел он ее отправить в душ и поругаться с ней, но какой в этом был толк? Разве имел он на нее хоть какое-то влияние. Он много молчал с момента их последней ссоры. Пять лет прошло.
-Да, не вопрос, - хмыкнул он, отбирая у нее бутылку, приобнимая за талию. Неужто она хотела услышать тираду о том, как вредно пить? Ее жизнь. Ее правила. Ее решения. Они давно пришли к выводу, что она думает сама. Хреновенько, но думает. И все же, он следил за ее мыслями и старался их направлять или корректировать. Он приложил бутылку ко рту, сделал вид, что пьет. Затем обнял ее и второй рукой, отправив бутылку за ее спину. Хватит ей уже. - Что прикажешь делать дальше? - смиренным взглядом он смотрел на нее сверху вниз, и если бы не прижимал к себе так крепко, то можно было бы решить, что он ее раб.

+1

4

Сложно говорить с тем, кто когда-то был тебе дорог, а потом стал совершенно чужим человеком. Еще сложнее это делать, когда изо дня в день ты вновь и вновь видишь его. Вспоминаешь те моменты, когда мог просто сесть и выложить ему все как на духу, а теперь? А теперь сухое "привет", это уже некий подвиг для вас обоих.
Они с супругом давно забыли о том, кем были раньше. Их любовь закончилась много лет назад, в один вечер. После этого они вообще долго не разговаривали друг с другом, потом начал появляться хоть какой-то контакт, но он был настолько холодным, что казалось, что ты живешь не со своим супругом, а с совершенно посторонним тебе человеком. Когда ты знаешь о том, что в его кровати кто-то лежит и тихо проходишь мимо его спальни, даже не реагируя на то, что происходит внутри. Не это ли полнейший ужас. Может быть кому-то все равно, когда такое происходит, но навряд ли таких людей будет много. И дело тут уже даже не в ревности, хотя чего лукавить и она присутствовала, а в том, что это уже некое унижение тебя самого. Но Джин старалась не реагировать, ведь она сама давно перестала быть тем человеком, которому он сделал предложение. А Дэн давно не тот, кому она сказала "да". За время, что они живут каждый сам по себе произошло слишком много и они не делили свои взлеты и падения, от чего кажется их примирение становится абсолютно невозможным. Впрочем, для нее этот факт был давно известен. Она не надеялась на то, что их отношения могут стать вновь нормальными. Резонный вопрос, чего тогда ждала? Не ясно.
Сегодня она могла повторить в очередной раз, очередной свой вечер, но этого не случилось. Скорее всего девушка просто сегодня превзошла саму себя в распитии алкогольной продукции. Ведь с каждым разом ей нужно было все больше, чтобы заглушить боль. И если бы эта боль была физической, то стало бы все намного проще, но это боль всей ее души, боль которая сжирает изнутри и не дает даже вздохнуть полноценно. Родители уже не знали, что делать с ребенком и ушли в режим наблюдения. Может быть ждали когда она окончательно опустится и тогда ее будет проще поднять, ведь не станет сопротивляться. Им было странно то, что Дэн ничего не предпринимает, но это было не так. Конечно Джина знала о том, кто занимается ее лечением и пожалуй это единственный повод стал для того, чтобы спустя пять лет все же начать общаться нормально. Пусть он не афишировал свое участие, все давно было ясно. Но он предпочел делать все молча, а Джина предпочла молча принимать. Как бы это смешно не звучало, но какая никакая - они семья.
Он сидел на диване, когда она ворвалась в гостиную со своим диким предложением. Казалось бы логичнее всего ему было бы послать ее спать и дальше продолжить заниматься своими делами, но нет. Либо у него был отвратительный день, либо же мужчине стало жаль ее. Даже не ясно, что было хуже. Пожалуй второе. Ей не нужна чья либо жалость, особенно его жалость. Ей хотелось быть сильной в его глазах, хотя прекрасно понимала, что давно таковой не является. Она сломалась и ее вот-вот выкинут на свалку.
Мужчина приобнял девушку за талию и забрал бутылку. Сначала она хотела возмутиться, ведь у него есть и своя где нибудь бутылочка, а ей самой еще нужно вино, но потом откинула эту мысль, когда он сделал несколько глотков.
Она смотрела на него как на новые ворота, а внутри были совершенно не ясные ощущения. Его рука у нее на талии. Их тела соприкасаются. Этого так давно не происходило, что она уже отвыкла от всего этого и была немного сбита с толку. С одной стороны ей давно хотелось вновь почувствовать его рядом, а с другой стороны он уже не тот, кем был раньше.
Джина смотрела на мужа сверху вниз и пыталась что-то рассмотреть в глазах, но естественно ей это плохо удавалось. Картинка плыла перед глазами и признаться, она даже не видела четких очертаний его лица, пока не собралась и не сосредоточилась. Он казалось так же внимательно изучал ее. Они так давно не были настолько близко, что внутри нее что-то щелкнуло и на вопрос "что делать дальше" она ответила так, как сама от себя не ожидала.
-Раздевайся. Монотонно, но не спуская глаз проговорила Гранд и отошла на несколько шагов назад, наблюдая за реакцией супруга. Она почти уверена, что сейчас он посмеется и пошлет ее, но все равно снимает с себя куртку, оставаясь в одном шелковом платье.

+1

5

Он думал, что никогда не испытает этого странного чувства, которое было в нем, когда он впервые ее вот так обнял. Он был юным, влюбленным, они часто разговаривали и гуляли, но он старался не касаться ее, потому что боялся за самого себя, боялся, что он не выдержит и поцелует ее, а она обидится и перестанет с ним общаться. Ему было тяжело, такому молодому да горячему просто даже бывать с ней, но потом, обнимая ее вот так на свадьбе, когда они уже танцевали не первый танец, когда уже и фата чуть съехала на бок, когда она жаловалась ему на натирающие туфли, он все равно ее обнимал, улыбался, считал ее самой лучшей девушкой, считал ее наградой за то, что он ждал.
Он обнимал ее и сейчас, только видел в ней свое наказание. Она была тем грузом, который он сам на себя взвалил. Не когда женился, нет, а когда не развелся и не отпустил. Она могла бы быть сейчас счастлива с кем-то другим, она, наверное, не пила бы и не гуляла вечерами вне дома, но она ненавидела свою треклятую жизнь, частью которой он являлся.
Она смотрела на него с некоторой издевкой. Она играла с ним, думая, небось, про себя, что он развернется и уйдет, оставит ее снова один на один с проблемой, но разве не этого она хотела всю жизнь? Когда ей раздавались звонки поддержки, она рвала и метала искры вокруг, она бросала трубки, она ругалась с теми, кто желал ей добра. И только Дэниел тихонько сидел в кабинете или комнате. Он не пытался ее утешить, не хотел с ней поговорить,он даже не ругался на нее. Он все ждал, когда же она перебесится. Дэниел видел в Джине очень сильного человека - девушка, которая завоевывала медали, которая улыбалась людям, когда ей было плохо - не могла в одночасье взять и броситься со скалы. Он не боялся, что она наложит на себя руки, потому что знал, что такого не будет, она слишком умна для этого. Он терпеливо ждал, пока пройдет какое-то время, Джин однажды проснется, выйдет на улицу и поймет, что ей нужно двигаться дальше, и он бы мог ей подсказать, но, увы, она никогда никого не слушает. Ей нужно было дойти до этого самой. Только вот что-то путь оказывается какой-то долгий.
Дэниел не распсиховался, когда она предложила ему раздеться, хоть это и вызвало вспышку гнева у него где-то внутри. И, наверное, тут сыграл роль его жизненный опыт. Он похолодел, он стал сдержанней, основательней. Он редко старался не кричать на подчиненных, а им хватало его громогласного тона, который с каждым годом и сигаретой становился все ниже, строже и суровее. Он уже давно ни с кем не нежничал.
И черт подери, он только передернул бровями, стянул с себя свитер и кинул на диван, за ним же полетела футболка, джинсы он, конечно, снимать не стал, думая, что вот сейчас она остановится, передумает, и вообще придет в себя от того, что творит и говорит. Только вот и в нем еще жило какое-то чувство, которое двинуло его на шаг вперед, заставило вернуть ее в свои объятия - и хватало одной руки, чтобы удержать ее у себя. Второй он приподнял ее лицо за подбородок и поцеловал - властно, крепко, даже с некоторым заявлением, мол "дура ты, Джина, натворишь делов, очнись!", которое через пять секунд переросло в "дурак ты, Дэниел", а поцелуй стал нежнее, ласковей, словно он соскучился по ней, словно ничего и не было.А может быть, им и стоило однажды поцеловаться, чтобы все исправить? И тогда лет пять назад подобный поцелуй мог стать спасением, но теперь он как насмешка над ними обоими, только останавливаться совершенно не хотелось, открывать глаза тоже, и говорить он не хотел, и объятия стали совсем слабыми, ожидающими, когда она взорвется от его наглости, влепит ему по лицу и уйдет, бросив его тут в гостиной, и он был бы ей за это потом благодарен.

+1

6

Почему мы совершаем глупые поступки? Может быть потому, что где-то в глубине души они для нас таковыми не являются? Мы отвергаем все, что идет вразрез нашим стандартам, привычному ходу действий. Когда выходим за рамки, то называем это глупостью. Но так ли это на самом деле? Может быть это единственное правильное решение или событие, которое произошло в твоей жизни за последнее время? Лишь спустя время мы все же начинаем адекватно смотреть на ситуацию и здраво ее анализировать. Вот тогда можно сказать честно, что это было: глупость или лучшее, что ты сделал.
Что было самым неожиданным дальше, после ее слов о том, что ему следует раздеться? Это то, что он беспрекословно выполнил эту даже не просьбу, а требование. Достаточно странна реакция, учитывая какие между ними сейчас отношения. А быть может он так же как и она запутался. Но разница в том, что Джина еле стояла на ногах, а он был абсолютно трезв и мог здраво оценивать сложившуюся ситуацию. Тогда зачем? Быть может ему было интересно насколько далеко Джи зайдет в своих требованиях.
Девушка стояла се так же на расстоянии пары шагов, когда Дэн действительно стал раздеваться. Сначала улетел свитер, а затем футболка, обнажив его торс. Она уже очень давно не видела его настолько близко, что буквально залипла, стараясь рассмотреть каждую частичку его тела. Как он изменился, может где-то появилась родинка или шрам. Она все это пыталась приметить, но удавалось честно сказать так себе. Окончательно бросила эту идею, когда он стал приближаться к ней. И тогда Джина наконец отвела взгляд от тела, переведя его на лицо парня, которое было абсолютно безэмоциональным. Он словно делал то, что ему велено и не на грамм больше. Как робот, который выполняет свою программу. От этого ей стало даже как-то не по себе. Она уже хотела развернуться и уйти, когда мужчина крепко взял ее за талию и притянул к себе. Он был все таким же сильным как тогда, когда Джина могла каждый день чувствовать его прикосновения.
Следующий его шаг стал для нее еще большим сюрпризом. Когда губы Дэни коснулись ее губ, то по всему тело словно пробежал электрический ток. Запутавшись в самой себе и своих ощущениях, Гранд даже не думала отстраняться от мужа, что стоило бы сделать. Вместо этого горячо отвечала на его поцелуй и обвивала его шею руками. Так могло бы продолжаться долго, но напряжение, что нарастало не давало оставаться в таком же положении. Нестабильное состояние плюс алкоголь - гремучая смесь.
Девушка оттолкнула парня и уставилась на него, словно увидела кого-то нового, кто так нагло влез в ее жизнь. С корабля на бал. Но эти гляделки быстро закончились, когда резким движением она стянула с себя платье и бросила его черт пойми куда. Покусывая губы от сомнений, Джина вновь приблизилась к парню. Теперь уже сама прижалась своим обнаженным телом к его груди. И стало так тепло и уютно. Словно это именно то, что ей нужно было, а не алкоголь и обезболивающие, которыми все это время после травмы старалась заглушить свою пустоту.
-Я хочу тебя. В перерыве межу поцелуем, делая глубокий выдох прошептала особа, еле слышно. Может быть не нужно было все это начинать, но останавливаться было уже поздно. По крайней мере для нее точно, внутри все горело, а тело невероятно жаждало этого мужчину. Кто бы мог поверить, что спустя пять лет она вновь захочет его видеть в своей постели. Осталось теперь только Дэниелу решить, нужно ли ему все это. Только правда Джина не собиралась давать время на раздумья. Девушка запрыгнула на него, обвив ногами и руками, еще сильнее приживаясь к мужчине и более горячо целуя мистера Гранда.

+1

7

Он свободно и даже с некоторым облегчением выдохнул, когда она его оттолкнула, иначе он просто за себя не ручался бы уже. Они какое-то время смотрели друг на друга, а потом платье слетело. Он испугался. Честное слово, испугался того, что может произойти. Он мгновенно проиграл в своей голове, что он ее сейчас успокоит, отправит спать, но едва она прижалась к нему всем телом, он об этом забыл. Она, такая маленькая, тянулась выше, чтобы  поцеловать его, и он позволял. Он позволял себя обнимать, а руки, казалось, помнили каждый изгиб ее тела, а она почти не изменилась - она не потолстела, не похудела, не сгорбилась от хождения не на каблуках, и кожа, по-прежнему, такая нежная и бархатистая, такая родная. В голове проносилось все - как в голове самоубийцы перед смертью - их первый поцелуй, первая ночь, брачная ночь - и он хотел это все повторить, но знал, что у него только один шанс. И ему плевать было на то, что кто-то другой целовал и обнимал ее все эти пять лет, он готов был простить ей все за эти слова, что она прошептала.
Господи, почему спальни на втором этаже! Он прижал ее спиной к стене, жадно целуя в шею, проводя руками по бедрам, но это лишь для того, чтобы сориентироваться, что делать дальше и куда идти, потому что им обоим не нужен был перепихон в гостиной. Сумбурно, с остановками, как-то бестолково, но он донес ее до второго этажа, толкнул ногой дверь в ее комнату, бросил ее на ее же кровать. Он давно здесь не был, не пять лет, конечно, меньше. Бывало, когда ее нет, то он заходил сюда, чтобы просто посмотреть. Вещи не трогал, долго не сидел. Иногда заглядывал, чтобы убедиться, что она уже спит, когда она возвращалась с тренировок, словно, если бы она не спала, он ее отругал и уложил спать. Может быть, так оно и было бы...
Он лег сверху, не желая отрываться своего тела от ее, продолжал ее целовать - ее губы, ее щечки, ее шею. Он не хотел пересекаться с нею взглядами, чтобы вдруг не обнаружить того, чего он не хотел видеть - нелюбви, сожаления о том, что она сказала. Плевать. Ее тело отвечало взаимностью, и ему этого пока хватало. Его руки изучали изгибы ее тела, и он даже обнаружил, что ее бедра округлились, что заметно делает красивее ее талию. Ему нравилось чувствовать ее руки у себя на спине, в волосах, он скучал по этому. И нельзя сказать, что другие женщины этого не делали, но целовать ее ключицы, возвращаясь к шее и подбородку, а затем снова опускаться вниз, ласкать и целовать ее грудь, не испорченную ничем - такую же нежную и упругую, разве что не такую чувствительную. Так бывает, когда грудь привыкает к ласкам. Только в этот момент он подумал о том, кто доводит его жену до сладкой истомы ночами, но это не оттолкнуло, а наоборот, заставило Дэниела стать другим. За пять лет вкусы женщины могли и измениться, кто знает, чего ей нравилось теперь, что она успела попробовать, к чему пристраститься. Что ж, у него появилась возможность что-то понять.
Он до сих пор был в джинсах, в которых становилось тесно и неудобно, но оставлять ее просто так в свободном плавании не хотел, а потому притянул за талию, вернул в вертикальное положение, поставив ее на колени на кровать, и сам оперся одной ногой, согнутой в колене, на кровать. Он снова прильнул к ее губам, которые уже, казалось, скоро опухнут от его поцелуев. Он прижал ее к себе покрепче, заставляя себя обнимать, а затем снял одну ее руку с шеи и отправил ее вниз к ширинке.
-Помоги, - он, действительно, не хотел выпускать ее из рук. Пусть это казалось глупым детским страхом, но он хотел все время держать ее в руках, так что если она хочет чего-то большего, чем прелюдия, то пусть помогает избавиться от джинс.

+1

8

Ее руки скользили по его тело, останавливаясь лишь в волосах и в те моменты, когда он с силой прижимал ее к чему-нибудь вертикальному. Тогда девушка игриво смеялась и продолжала целовать парня в ответ. Все это стало походить уже на сон. То они не разговаривают друг с другом много недель, то вдруг решают переспать. Точнее Джин решает, что они должны переспать, а Дэн скорее просто не против. А какой мужчина будет сопротивляться? Впрочем, когда у вас есть прошлое, есть и сопротивление. Особенно учитывая тот факт, что мужчина явно не страдал от недостатка женского внимания. Какими бы не были их отношения, но мистер Гранд красив, хорошо сложен, умен и богат. Все качества, на которые клюет почти любая девушка при первой встречи. Ведь если он богат, значит стабилен, если умен, то сможет удержать стабильность, а красив это плюс любому человеку. Вот только он женат, но для его барышень навряд ли это являлось чем-то, что могло поставить запрет.
Джина скользила руками ко его коже и старалась пройтись по каждому уголку его тела, которое было ей сейчас доступно. В голове всплывали воспоминания. Давно забытые и казалось бы совершенно уже ненужные. В голове мелькали картинки того, как они впервые пошли на официальное свидание, как он сделал ей предложение, их свадьба, ночи, эксперименты в интимной жизни. Тогда они все делали вместе и узнавали новое тоже вместе. Сейчас же он для нее абсолютная загадка, как и все его тело. Ощущение, как будто ты впервые с этим мужчиной. Ведь после тебя и до тебя у него неизвестно сколько было женщин.
Неожиданно Джина осознала, что они уже находятся в ее спальне. Они с мужем давно спали по раздельности и потому у каждого был свой угол и комнаты находились на максимальном расстоянии друг от друга. Почему именно ее спальня? Но этот вопрос ее интересовал не больше, чем элементы таблицы Менделеева. Куда интереснее было оказаться на собственно кровати с собственным мужем. А он вообще бывал в ее комнате раньше? Ведь они переехали в дом уже будучи в ссоре и каждый занимался свои обустройством сам. Она бывала в его комнате, когда ей что нибудь нужно было вроде зарядки для телефона или чего еще. Хотя откровенно говоря чаще всего она сама создавала себе эти поводы, чтобы просто зайти и убедиться в том, что с Дэни все нормально. И делала она это тогда, когда его не было дома. Когда вообще никого не было рядом. Помнится однажды они наняли новую домработницу и она зачем-то позвала хозяйку в спальню супруга, так Джина демонстративно отказалась, сославшись на занятость и сказала ждать мистера Гранда. Из всех сил показывала, что ей все равно. Кто бы что не говорил, но обида внутри Джин осталась. Конечно, у него было больше причин держать обиду, но девушка считала, что и он тогда был не прав, наговорив ей вещей, которых не стоило.
Трясущимися руками от возбуждения, Джина расстегивает эту дурацкую молнию на его штанах, не с первой попытки, но все же удается. Оторвавшись от поцелуев она резким движением стягивает с него джинсы, вместе с нижним бельем. Ничего нового там не было, помимо того, что находится у любого мужчину в области паха, но особа замерла и некоторое время смотрела перед собой. Можно сказать, что зависла. Алкоголь стал отходить на задний план и в голове проскакивали мысли "что ты делаешь, идиотка!". Все это было неправильным, как бы смешно не звучало.
Отбросив все свои мысли куда подальше и не теряя больше не секунды, Гранд привстала и потянула на себя мужа.
Стоило им двоим оказаться как кровати в горизонтальном положении, как Джи оказалась сверху и принялась целовать каждый угол тела мужчины, стараясь ничего не пропустить. А ее руки держались за его плечи, стараясь найти хоть какую-то опору, чтобы не рухнуть в бездну.
Сдерживаться становилось все труднее и в конечном счете брюнетка бросила идею с прелюдией и перешла к активным действиям. Немного привстав она вернулась к его губам и страстно впившись в них проскользнула рукой по груди и спустилась ниже, в поисках того, что ей было сейчас так нужно. Найдя нужный орган девушка провела по нему несколько раз, после чего начала медленно присаживаться. От ощущений становилось трудно дышать и тихие стоны начали вырываться из ее груди, а руки крепче схватились за плечи Дэна.

+1

9

Она сводила его с ума тогда, она сводит его с ума и сейчас, и она, наверное, будет сводить его с ума и через тысячу лет. Он был трезв, но в бреду от каждого ее прикосновения и движения. Комната была покрыта мраком и пустотой, картинка сливалась, перемешивая краски, оставляя в фокусе только Джин.
Дэниел никому из своих позже появившихся женщин не позволял быть сверху. Это был его пунктик. Как только кто-то пытался такое сделать, то сразу отправлялся на лопатки, но Джин. Ей было можно все, тем более, что он мог ее видеть всю, он мог проводить руками по ее животу, по бедрам, едва дотягивался выше, ловил ее руки, сплетал пальцы, но вовремя одергивался и возвращал их к себе на плечи. Он видел, как блестели ее глаза из-под полуопущенных век, и он расслабился. Что еще нужно мужчине в постели? Знать, что он приносит удовольствие, впрочем, сейчас она приносила его себе сама, пользуясь его телом. Она пьяна и после пожалеет обо всем, что сейчас делает, но это будет потом, а пока..
Дэниел не отказался бы от бутылки вина в свой организм, и даже пожалел, что не сделал все же пары глотков, потому что голову забивали мысли о том, что им ведь хорошо вместе, пусть сейчас это просто секс, но было же время, когда и без него было хорошо. А потом пришли воспоминания о том, почему все разрушилось, и в мозгу щелкнуло, что вторую беременность он ей точно не позволит, а значит нужно было все-таки контроль брать в свои руки, пока эта пьяная барышня не довела его до предела. Руки проскользнули вверх, задержались в районе лопаток, и он остановил ее и уложил на спину, поменявшись с нею местами. Он прижал ее к постели всем своим весом, но все-таки не торопился никуда: во-первых, он научился себя притормаживать, во-вторых, он не хотел, чтобы все быстро кончалось, и ему пришлось уходить, а ему придется - он не в своей комнате, не в своей жизни.
-Моя маленькая Джин, - наконец-то, спустя долгое молчание, прошептал он ей на ухо. Он решил, что утром она все забудет, когда протрезвеет, но ему так хотелось ей это сказать. Когда-то она была его маленькой Джин - когда морщила нос от того, что ей что-то не нравилось, когда прятала этот самый нос у него на груди, если в фильме было что-то страшное или противное, когда они ели мороженое или она отнимала поп-корн в кинотеатре - это была его Джин и больше ничья. И может быть он смог бы прошептать большее, лучшее, а может быть самое глупое, что он мог бы сказать, только вот она слишком его возбуждала, и он отвлекся от своих мыслей на то, чтобы Джин извивалась в его руках. (Да-да, трезвому Дэниелу лучше бы шандарахнуть по голове сковородкой, чтобы он перестал думать о постороннем, летать в каких-то мыслях, когда нужно было просто получать удовольствие).
И он забылся на какой-то период, он ее любил, обнимал, целовал, усмехался, когда сжимал ее ладошку, не давая ей себя коснуться, резко отпуская ее, позволял ей себе за это мстить. Ему нравилось бороться с ней, быть на равных, не разрешать ей себя целовать, а через секунду искать ее губы и фактически вымаливать себе поцелуй. Пока все не закончилось.
Он продолжал ее прижимать к себе, оставляя отпечатки благодарных поцелуев на ее расслабленном лице. За что была благодарность? За то, что позволила к себе прикоснуться? За то, что не оттолкнула? За то, что заставила раздеваться? Да, нет, наверное за то, что она была рядом. Вот сейчас, в данную секунду.

+1

10

Разве можно было вообще предполагать, что Джина и Дэниел вновь смогут улыбаться друг другу, смеяться, целовать и вести себя так, словно не было этой огромной ямы, длиною в пять долгих лет. Скорее всего нет. Но как говорится - алкоголь предвестник бед. Но порой он предсвесник того, что люди могут утопить в нем свои чувства, гордыню, обиду и сделать то, чего действительно хочется. Да, Дэн был трезв, но Джина...Возможно осознание того, что эта ночь навряд ли отложится в ее памяти, позволило ему ответить на ее первый шаг и предпринять свои три. Остается лишь гадать, чем все закончится и не пожалеют ли Гранды о содеянном на утро.
Она вдыхала каждый миллиметр его тела, стараясь проникнуться. Словно окунаясь в прошлое, где не было ссор, где не было проблем, где не было травмы. Где все было идеально. Любимый муж, любимое занятие и казалось, что всю жизнь будет именно так. Кто бы мог подумать, что уже в следующие пять лет у нее не будет любимого мужа и работы. Конечно, в жизнь Джин были мужчины, но они обычно уходили так же быстро, как появлялись. У нее не было времени на то, чтобы строить нормальные отношения. За исключением последнего - Кроули. С ним все иначе, вот только у них перестало клеится и виной тому сама Джи. Забавно однако, она изменяет своему любовнику с собственным мужем. Обычно все же происходит наоборот, но не в этом доме. Не в этой парочке, которая давно вышла за рамки нормальности.
Чем для нее был этот секс? Расслаблением, получением удовольствия и наверное не более. Она давно не чувствует чего-то действительно серьезного по отношению к Дэну. Да, это ее жизнь, ее воспоминания. Но даже в таком состоянии особа понимала, что ничего не больше не будет, после того как устало лежала в своей кровати и так непривычно получала поцелуи от супруга. Вместе с полученным оргазмом у нее словно и голова прояснилась. Да, ей было хорошо. Повторила бы снова? А черт его знает. Джин нисколько не смущало присутствие Дэна в ее постели и то, что было минутами ранее, ее скорее смущало то, что он может подумать. Будь она на его месте, то решила бы, что он хочет ее вернуть, таким довольно странным, но интересным способом. Только проблема в том, что Джина не собиралась налаживать отношения, возвращать былое. Грубо говоря, ее устраивало то, что происходит. Хотя, в некоторые моменты жизни она бы предпочла, чтобы он был рядом и держал ее за руку.
Она целовала его, когда резко остановилась и посмотрела парню в глаза. В темноте было сложно рассмотреть его лицо, но она держала его рукой не давай отвернуться от себя.
-Мне было хорошо. На ее лице повисла улыбка. Довольная, благодарная. -Но мы оба понимаем, что это была минутная слабость. И слишком много вина. Еще некоторое время она смотрела на него, а затем отпустила из ладони его лицо и немного отстранилась, натягивая на себя одеяло.
Признаться, ей хотелось просто полежать с ним. Может быть поговорить о чем-то пустом, подержать за руку. А потом он встанет и за ним закроется дверь ее спальни навсегда.
-Как дела на работе? Произнесла особа даже не глядя в его сторону, ее глаза были закрыты, а тело расслабленным. Неожиданно для себя в этот момент Джина взяла мужчину легонько за руку.

+1

11

Если бы он жил в средневековье, то первым делом после свадьбы отрезал бы жене язык. Только женщина может испортить все своим беспощадным и злым языком. Когда она вообще успела протрезветь? Впрочем, кто-то из ученых говорил, что с потом выветривается и алкоголь, хоть подливай во время секса, честное слово.
Нельзя сказать, что в нем появилось жуткое желание, чтобы вернуть все было, но ему хотелось, что до полуночи, или до рассвета, все оставалось так, как было, чтобы первые лучи солнца сняли это наваждение, и они разбежались по своим комнатам, но Джина решила по-другому. Она всегда все решает сама. Наверное, она потому и несчастна, а он несчастна, Дэниел был в этом уверен - ни одна женщина не приходит одна с бутылкой в обнимку, если она счастлива; ни одна женщина не живет со своим мужем под одной крышей, не мечтая выйти замуж за другого, но он в ней этого не видел; и наконец, какая фигуристка будет счастлива в момент разрушения карьеры? Так вот, Джина, станет счастлива только в ту минуту, когда начнет считаться с другими людьми, когда перестанет быть эгоисткой и пытаться оправдать только себя и свои действия, когда она хоть на секунду задумается и о человеке, который был рядом с ней. А рецепт счастья ведь такой простой, но ингредиентов так просто не достать, да и люди - они не вечные.
Хотелось послать ее ко всем чертям с ее словами. Слабость - какое прозаичное слово. Желание - страсть -  куда более приятные, но чьей-то слабостью быть для мужчины было неприятно. Он не стал отвечать на ее слова, многозначительно промолчал, вроде бы и соглашаясь, что отразил в своем взгляде, вроде бы и обижаясь, что смешалось с оргазмом в биении его сердца. Он лег рядом, чтобы отдышаться и не более, мысленно уже выйдя из ее комнаты, пока ему вдруг здесь не понравилось, но она, кажется, играла с ним. Человек ближе всего не тогда, когда ты "в нем", а когда он касается твоих пальцев, твоей души, твоего сердца. Не зря ведь обручальное кольцо надевают именно на безымянный палец - в нем сосредоточены все нервные окончания, что ведут к самому сердцу. И все-таки он позволил ей взять себя за руку, но не ответил ей взаимностью. Зачем? Что это изменит? Ее вопрос был смешон и непонятен. Разве ей интересно знать, что происходит у него на работе? Пусть зайдет на сайт, да посмотрит. За прошедшие пять лет у него появилось столько сотрудников, имен которых она даже не знает. У него часто спрашивали, почему он не печатает в журналах интервью со своей супругой, на что он отвечал, что она и без него весьма популярна, но на деле - он не хотел видеть ее в своей обители. Он не хотел, чтобы она "испортила" ему жизнь и там. Что она могла сделать? Слишком понравиться людям, которые его окружают, они стали бы его осуждать за измены, что они и делают, но хотя бы тайно и негласно. В общем, не было у него желания, чтобы она переступала порог его фирмы, да и в душу впускать ее тоже не слишком хотел.
-Не надо, Джин, - улыбнулся он в пустоту. Она ведь даже на него не смотрела. Это был один из тех вопросов, которые задают, чтобы заполнить пустоту, но он не заполнит эту пропасть, что разверзлась между ними, он просто упадет в эту бездну, а они даже не услышат, как он ударится о дно. Он присел на кровати, взъерошил мокрые от пота волосы, которые так и остались в некоторых местах стоять дыбом, нашел белье, натянул дижнсы и прилег рядом. Он аккуратно взял Джин за подбородок двумя пальцами и лучезарно ей улыбнулся. Со всей нежностью поцеловал ее в губы. - Оставайся такой же эгоистичной сукой, тебя ж за это любят, - он сполз с кровати и прикрыл за собой дверь.
Дэниел оперся спиной о стену и чуть не сполз от того осознания, которое к нему пришло. В нем играла ревность к ней, обида за то, что в ней нет никаких чувств, ему хотелось сделать ей больно. Он все еще ее любил. Кажется, ему придется с этим смириться.

+1

12

Она не ожидала, что он выпустит ее руку и поспешит встать. Хотя, скорее всего где-то в глубине души понимала, что так и будет. Он не останется просто побыть с ней, а поспешит уйти прочь от всего произошедшего и скорее всего постарается не вспоминать. Но все же сейчас Джи чувствовала себя какой-то проституткой, с которой переспали и на этом все. Время закончилось пора уходить. От этого становилось обидно и она смотрела на то, как Дэн одевается, а сама старалась не моргать, чтобы не заплакать и не сказать ничего лишнего. Ей не хотелось устраивать скандал, в семейной жизни у них и так их много. Она даже не хотела анализировать и почему он так поспешно начал собираться. Не хотелось копаться во всем этом и не хотелось дать волю чувствам. Поэтому просто наблюдала за происходящем и ждала, когда мужчина все же выйдет.
В ее голове летало столько мыслей, что собрать их все в кучу казалось абсолютно невозможным. В один момент хотелось закричать, а в другой тихо отвернуться и заплакать, а уже в третий просто молча уснуть, отбросив все происходящее на задний план, в самый дальний уголок, чтобы не доставать никогда.
После того, как мужчина уже был одет он наклонился к ней и взял ее за лицо. Джине хотелось тут же отстраниться и буркнуть что нибудь, как она всегда это делала, стоило ему что-то сделать, что ей было не по нраву. Но вместо этого она смиренно дала себя поцеловать и продолжала смотреть на него, пока он не сказал то, что больше не смогло сдерживать в ней эмоций. "Эгоистичной сукой", слова эхом еще несколько раз пролетали в ее голове прежде чем он встал и направился к двери. Проститутка, еще и эгоистичная сука. Ну полный набор. Как она только даже под воздействием алкоголя смогла переспать с этим мудаком. Ему вообще плевать на нее и ее чувства. Это конечно было заметно и раньше, но быть может после их близости, что-то могло измениться. Но нет. Вместо этого получила порцию оскорблений и унижений, с пониженной самооценкой. Лучше бы она так и пошла в свою комнату, не останавливаясь в гостиной.
После того, как Дэн вышел за дверь, а Джин так не проронила ни слова в его сторону больше, она с силой кинула подушкой в закрывшуюся после него дверь. Словно вместе с этой подушкой, улетят ее обиды, и все то, что хотелось крикнуть ему в след. Но вместо очередного скандала Джина лишь сцепив зубы прошипела.
-Козлина. Но если мужчина не успел уйти далеко, то наверняка мог услышать реплику своей супруги, которую он оставил в полном одиночестве.
Сжав пальцы обеих рук так, что они побелели она натянула на себя одеяло, укрывшись чуть ли не с головой и уткнулась носом в подушку. Какой бы девушка не хотела казаться сильной, она всего лишь та, которую обидел ее некогда любимый мужчина. Быть может у нее и сейчас есть какие-то к нему чувства, раз ее его слова так вывели из себя, но она старательно топила их в себе. И только спустя несколько минут, когда больше не могла сдерживать себя в руках, Джина расплакалась. Как маленький ребенок, которого отругали родители. Она старалась тихо плакать, в подушку. Так, чтобы он точно ее не слышал. Чтобы он не знал, что сделал ей больно. Чтобы не было соблазна вновь проделать подобное.

конец

+1


Вы здесь » Gold Rush » Воспоминания » she's got a little black dress [past]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC